Сергей Астахов: «Роковым мужчиной себя не считаю»

- Это означает, что дома все должны ходить на цыпочках, когда вы пришли не в духе?

- Нет, не должны. Просто… лучше выдерживать расстояние некоторое время.

- А дома на вас возложены какие-нибудь обязанности?

- Ну, я, можно сказать, этакий «домовенок Кузя» для своей семьи, своего рода домашний волшебник. Чуть сложится ситуация поважнее мытья посуды – это как раз ко мне. В подобные моменты мне может позвонить каждый из моих близких, потому что будет знать, что Сережа возникшую проблему постарается разрешить. К примеру, позвонила мне сегодня дочь: ее пуховик в школе упал на пол и его затоптали ногами. Как это произошло: случайно ли, специально – не знаю, но она плакала, была расстроена. Я побросал все дела и через пробки кинулся к ней, чтобы утешить, поддержать. А по пути вспомнилась мне история из детства.

Как-то раз разрушил кто-то город из песка, который всем двором строили ребята. И все решили, что это сделал я. А я как раз в эту минуту набрал дома полные карманы конфет, чтобы ребят угостить, и вышел во двор. Меня стали бить. И я это навсегда запомнил. Возможно, еще и поэтому не очень лажу с людьми… Вернусь домой, непременно расскажу эту историю Маше, отыщу нужные слова, чтобы она не принимала все слишком близко к сердцу. Из таких вот детских травм после может жизнь не сложиться, и задача родителей – вовремя заметить это и предотвратить.

- Существуют папины дочки, мамины дочки. А ваша Маша чья?

- И по внешности, и по характеру – папина! Маме Вике только и остается, что сражаться с нею. Ей со мной трудно пришлось, а тут еще и дочь туда же! Но наша Виктория превосходная мама. Только вот воспитывать дочку приходится, в основном, самой, и я ей за это очень благодарен…

- А Маша у вас тоже актриса?

- Да, хотя ей всего 12, в съемках она уже не первый год участвует. Недавно она была утверждена на главную детскую роль в очень продолжительном сериале, где ей придется играть… мою дочь. С Валерием Николаевым в полном метре отснялась. И еще что-то есть – я и проследить не успеваю за ее творчеством. Она поет, занимается гимнастикой, английским, играет в детском театре – получила роль Герды в пьесе «Снежная королева», увлечена компьютером, катается на коньках. Ледовых шоу по телевидению насмотрелась и тут же заявила, что тоже хочет! Словом, жизнь бьет ключом.

- Хоть учиться она успевает?

- Вы у меня про учебу спрашиваете? Я обычный папа – в дневник даже не смотрю. Не за отметки надо ругать, а за то, что человек превращается в серость. И потом, в данный момент она может делать все, что захочется, а уж после 16-ти лет можно говорить о будущем.

- Отцом девочки быть трудно?

- Отцы все мечтают о пацанах, а я и представить не могу, что у нас мог родиться мальчик. С ней я веду себя нежнее, чем мог бы с мальчиком. Смотрю на нее и уже вижу, что она станет красивой девушкой, мне приятно это. Но вот чуть мысль придет в голову о том, что у Маши будет свой любимый мужчина, я уже заранее готов его уничтожить! И сейчас даже, когда с ней рядом стоит парень и разговаривает, я ловлю себя на мысли: «Как же так?! Ведь это я там должен стоять!»

- А как обстоят дела у Виктории Адельфиной, вашей супруги?

- Пока жила в Воронеже, она много играла в театре. А сейчас в кино чуть-чуть снимается.

- С переездом в Москву у вас ведь тоже не все сразу устроилось?

- Да, это так. И от души хочу сказать спасибо Александру Калягину. Был момент, когда этот человек практически вдохнул в меня новые силы. Но до этого долго ко мне присматривался: как я себя буду вести, как ко мне отнесется коллектив в театре. Однажды я себя повел очень странно. Сильно уставал от ночевок в гримерной (негде было тогда жить), а потому в перерыве между репетициями влез на колосники, да и заснул там. Через сон слышу, как шеф кричит: «Астахов! Где Астахов?!» И в ответ ору: «Я здесь!» Вниз спускаюсь, все уже на сцене. И моя судьба как раз в этот момент решилась.

- Уволь меня Сан Саныч тогда, неизвестно, что бы со мной было. А он просто сказал: «Продолжаем репетицию», а после даже главные роли начал мне предлагать. Вот только я вскоре театр покинул, поставив на кино. И не прогадал. Очень чувствуется это сегодня, после роли Сергея Королева. Не считаю, что играл его идеально, но некий уровень все-таки был достигнут. И приятно было получить после премьеры предложение стать ведущим новогоднего вечера в Георгиевском зале Кремля, на котором присутствовало правительство с президентом. И лестно мне, что Сан Саныч, глубоко мною уважаемый и любимый, вновь зовет меня к себе в театр.

- За десять лет, проведенные в Москве, вы стали москвичом?

- Да, меня можно назвать человеком мегаполиса. Я люблю динамичную жизнь, которая будто в котле варится, драйв этот, не дающий успокоиться, конкуренция вокруг. Кабы я вдруг стал главой банка где-нибудь в тихом провинциальном городе, вел бы размеренную жизнь, я бы точно не выдержал. Я бы просто с ума сошел!

- Приближаются самые волшебные дни – Новый год и Рождество. А вы верите в чудеса?

- Обязательно! Потому что они периодически приходят к каждому. Я помню, будучи ребенком семи лет, шел по снежному полю за отцом. Было это в Балтийске, мы там жили тогда, а папа на аэродром шел, где работал. И я за ним – в валенках, в шубке. Снега вокруг много, я ступил мимо следов папиных и полетел куда-то в колодец. Хорошо, что успел, локти расставить и поэтому завис в воздухе на самом верху. Так было страшно, что и кричать не мог. Но папа решил обернуться, увидел, что меня нет, и вытащил. Вот с тех самых пор я твердо уверен в том, что чудеса бывают!

На правах рекламы:

обложки из кожи